Верить пьяному больше, чем трезвому?

24.02.202011:50

Верить пьяному больше, чем трезвому?

— Первый раз за пять лет его таким видела! — плачет двадцатисемилетняя Елизавета. — Пришел под утро, на рогах. И понес такой бред!.. Вся наша жизнь, оказывается, ошибка. Меня никогда не любил, жениться не хотел, о женитьбе. Неужели это правда? Ведь недаром говорят, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке! А может, бред, а? Ведь трезвый он — отличный муж…

У Елизаветы муж, двухлетняя дочка и шестимесячная беременность.

Вместе с мужем Лиза уже пять лет, в официальном браке — два с половиной года. Жизнью своей семейной Лиза в целом довольна, хотя накануне свадьбы, грешным делом, чуть было не сбежала из-под венца, как героиня Джулии Робертс в известном фильме.

Ну просто все шло как-то размеренно и без особых эмоций. По-стариковски, что ли. Без особой романтики — это в двадцать-то лет!.. Ни тебе серенад под окнами, ни сюрпризов, ни признаний.

Да и о любви Лиза с будущим мужем не говорили, по большому счету. Познакомились еще на последнем курсе вуза, и как-то сразу начали так плотно встречаться, что никто и не сомневался, что они поженятся. Лизу словно бы никто и не спрашивал.

Получается, она и не выбирала-то особо. Не взвешивала, не раздумывала и ничего не решала. И осознала это, уже подав заявление; а осознав, испугалась и запаниковала — правильно ли она поступает?..

…Но потом выяснилось, что Лиза беременна, и свадьба весьма кстати. Какие тут уже серенады? ребенка надо рожать в полной семье. Родители подключились с обеих сторон, помогли решить жилищный вопрос, справили свадьбу, в свое время родилась дочь, в которой все души не чают…

И теперь, оглядываясь назад, Лиза ни о чем не жалеет. Жених ее оказался неплохим мужем и отцом, а если сравнивать с тем, что Лиза видит вокруг в чужих семьях — так просто образцовым. Зарабатывает, ребенка любит, занимается с дочерью, по дому помогает всегда, с интимом все замечательно, да и на втором ребенке в основном он настоял.

Не то, чтобы Лиза была против, тем не менее, она предлагала подождать со вторым немного — ну хотя бы лет до трех. Но муж убедил — справимся, мол. Зато детям-ровесникам веселее будет, по жизни вместе пойдут, и в декрете уж за раз «отстреляться» — тоже довод, а он, муж, с удовольствием будет помогать с малышами…

В общем, муж у Лизы такой, о котором многие только мечтают.

Единственное, что, может быть, хотелось бы Лизе от мужа еще — это признаний, комплиментов, ласковых слов, разговоров о любви.

Этого нет, и этого здорово не хватает. Лиза уже и поговорить с ним пыталась, объясняла, что ей бы очень хотелось именно словесной ласки — но муж словно не понимает, чего от него хотят. Ведь он и так все для семьи, разве нет? Разве это не показывает, что он жену ценит и любит? И притащит, и привезет, и с ребенком посидит, и кашу сварит, и шубу Лизе купили прошлой весной… Чего еще надо?

Лиза уже и смирилась. Ну вот такой человек, немногословный, косноязычный немного, технарь до мозга костей. Тем более, серенад ведь и раньше не было, теперь-то с чего бы их ждать. Зато в нем масса других достоинств, несомненно полезных для семьи…

А две недели назад женился лучший друг мужа.

Перед свадьбой праздновали мальчишник. Лизин муж идти не хотел — но Лиза сама его уговорила. Мол, сходи, расслабься с друзьями. Отдохни. Скоро будет второй ребенок, и тогда уже долго не выберемся никуда. А пока есть возможность — надо пользоваться… Тем более там собираются старые друзья-приятели, кто-то приехал издалека, неизвестно, когда доведется в следующий раз увидеться.

Муж согласился вроде как неохотно, пошел. Обещал, что на пару часов, и домой.

Однако оторвался действительно по полной.

Гулял всю ночь, отключил телефон, вернулся под утро, и в таком состоянии, в каком Лиза сроду его не видела. Вот тебе и мальчишник. Лиза немного переволновалась, всю ночь не спала, бегала от окна к окну — видимо, от отчаяния и облегчения высказала вернувшемуся мужу свое фи.

И, слово за слово, Лизин немногословный, вечно молчащий и вроде бы всем довольный муж в безобразно пьяном виде в ответ на претензии вывалил перед Лизой кучу словесного поноса.

Мол, Лизу он не любит и никогда не любил, женился по стечению обстоятельств, о женитьбе жалеет каждый день, и если бы не дети, и не родители, перед которыми стыдно, ибо они на последние им квартиру купили — так давно бы ушел и на Лизу даже не оглянулся.

Лиза, дескать, совершенно не в его вкусе, и никогда не была. Были девчонки на курсе гораздо умнее, стройнее и во всех отношениях лучше Лизы. Плакал пьяными слезами, раскидывал вещи, еле угомонился. Сказано было много чего, и как теперь с этим всем жить дальше, непонятно…

Лиза в шоке не могла уснуть весь остаток ночи. Прорыдала до утра.

Муж наутро проснулся с больной головой и, судя по всему, не особо помнит то, что наговорил. Царящему вокруг разгрому искренне удивился.

Виноватым себя чувствует не особо, ведет себя по-прежнему. Ходит на работу, водится с ребенком, помогает Лизе по хозяйству, строит планы на ближайшее время и на отдаленное — когда родится второй малыш.

Лиза же абсолютно потерялась и не понимает, что делать дальше.

Насколько вообще правда то, что она слышала?

Что у трезвого на уме, у пьяного на языке? Недаром же так говорят. Верить всему, что было сказано? Жить теперь «ради детей», зная точно, что она сама, Лиза, для мужа пустое место — тоскливо.

Но… так ли это? разводиться с двумя погодками на руках из-за пары пьяных фраз, о которых муж и не помнит? — тоже как-то не очень умно… Может, это действительно пьяный треп помутненного сознания — а Лиза оставит без отца двоих детей…

Выводить мужа на разговор в трезвом виде — страшновато. А вдруг он все подтвердит? и тогда придется что-то решать…

Делать вид, что ничего не случилось? Но ведь случилось, и выбросить этот разговор из головы не так-то просто. Слово не воробей…

Верить пьяному больше, чем трезвому?
Adblock
detector