Проиграв в карты Лифляндскому помещику свою 10-летнюю крепостную, дворянин обрек её на страдания

Крепостные крестьяне в старой России были фактически рабами своих дворян помещиков. Не только их имущество, жизнь и свобода, но и крестьянские жены и дочери были собственностью господина. Любая крепостная могла быть превращена в наложницу сластолюбивого барина, продана или проиграна в карты.

Сергей Виноградов "Крепостные крестьяне"
Сергей Виноградов “Крепостные крестьяне”

Малолетняя крепостная

Героиня нашей сегодняшней истории, рассказанной на страницах своей книги известным литературоведом Валентином Лавровым, крепостная девочка Настя, по воле случая оказавшаяся в семье безумных помещиков, считавших простых людей обычным скопищем негодяев, которых необходимо давить, чтобы им, честным людям, было веселее и радостнее жить.

Настя была ещё совсем малышкой, когда в 1770 году в Москве разразилась чума. Город был брошен на произвол судьбы и представлял собой страшное зрелище.

Заболевших прятали, старались не сообщать о вновь выявленных, а мародеры шныряли повсюду, бросаясь на одиноких прохожих.

Так получилось, что родители Насти тоже заболели. Их хозяева, помещики Парамоновы, пытались справиться с недугом крепостных, но… увы безрезультатно.

Вскоре маленькая Настя осталась одна, а Парамоновы, боясь заражения, были вынуждены спрятать концы в воду и просто выкинули тела на дорогу.

В то время многие делали так. Ведь не зря же сама Екатерина II, узнав об этом, обнародовала указ, согласно которому любой такой случай считался преступлением и изобличенный без всякого милосердия отправлялся сразу в Сибирь.

Вот и на Парамоновых тоже донесли. И не избежать бы им Сибири, если бы не Московская зараза. Так получилось, что, находясь уже в остроге, помещики Парамоновы заразились и отдали Богу душу.

Вернувшийся на побывку их сын, двадцатипятилетний капитан, продал домик в Москве и, забрав девочку, уехал в Петербург.

Вскоре Настя подросла и стала настоящей хозяйкой. Теперь в доме у капитана Парамонова всегда было чисто и уютно. Девочка стирала для своего хозяина бельё, поддерживала чистоту и готовила провизию.

Художник Вацлав Брожик "Крепостная"
Художник Вацлав Брожик “Крепостная”

Беда подкралась неожиданно…

Капитан Парамонов, как и многие другие офицеры своего полка, был очень азартным игроком. Стоило ему только зайти в игорный дом, сесть за ломберный столик, покрытый зеленым сукном, и дворянин становился совсем другим человеком.

Желание поймать удачу за хвост становилось превыше всего, остальное было уже неважно.

Вот и в этот раз, сидя за столиком, взмокший, и с дрожащими руками капитан, с неописуемой злобой смотрел, как все его денежки перекочевывают в карманы сидящего напротив тридцатипятилетнего майора кирасирского полка Христера Клота. ( майор был Лифляндским помещиком, успел поучаствовать в нескольких сражениях, и, подав рапорт, готовился отбыть к себе на родину, в село Царнау, где его ждала в небольшом имении жена и дочь.)

Парамонов пошарил у себя по пустым карманам мундира и не нащупав ни одной монеты, расстроенным голосом заявил:

«— Ну и везет же тебе сегодня Христер. Я буквально за час просадил все своё месячное жалованье. Что же теперь делать-то».

В ответ майор Клот улыбнулся и ехидно заметил:

«— Так ты не играй больше. Ведь с таким везением как у тебя, только по воронам из пушки стрелять. Авось в кого и попадешь. Ну да ладно, ты ещё играешь? Или я пошел».

Капитан вытер со лба холодный пот, потом снял с руки старинные часы (память о родителях) и не задумываясь положил их перед майором:

«— Давай. Небось повезет и я отыграюсь».

Снова на столе зашелестели карты, но через несколько минут часы перекочевали на руку к новому хозяину, и игра закончилась.

Вот за такими столами и проигрывались целые состояния художник Albert Beck Wenzell
Вот за такими столами и проигрывались целые состояния художник Albert Beck Wenzell

Азартный игрок

Расстроенный капитан уже не знал, что и делать. Удача явно была не на его стороне, но азарт подпирал.

«— Предлагаю сыграть на мою крепостную девку. Она хоть и молодая, всего-то десять годков, но такая старательная. И готовит, и убирает, и стирает. А как шьет, загляденье одно».

«— Идет,  ответил Христер Клот. — Но больше десяти рублей не поставлю. Да и посмотреть на девку нужно».

Офицеры вышли из игорного дома на улицу и направились по направлению к дому Парамонова. Уже минут через десять они входили в небольшой домик, расположенный рядом с кадетским корпусом.

Двери отворила симпатичная девчушка небольшого росточка. Она удивленно бросила взгляд сначала на хозяина, а потом на его гостя и смутилась.

«— Ну вот, что я говорил. Какова красавица. Она не то, что десять рублей, всех сорок стоит. А вот скоро в возраст войдет, так вообще цены ей не будет, — и Парамонов засмеялся.

Клот посмотрел на девицу и довольный сел за стол.

«— Ну что же, давай сыграем на твою красавицу. Вот только выпить охота. Есть у тебя чего в доме?»

«— Не…Пусто. Я же тебе все проиграл. Вот давай бросим кости на удачу. Может выиграю. Тогда и выпьем».

Крепостные крестьянские дети, изображение из открытых источников
Крепостные крестьянские дети, изображение из открытых источников

Игра на крепостную

Игра началась…и удача вернулась к Парамонову

Капитан выиграл, потом ещё и ещё. Клот плевался, материл всех и вся, но ничего не мог поделать. Парамонов радостный от привалившего к нему счастья отсчитал несколько бумажек и всунув Насте, сказал:

«— Сгоняй по-быстрому в лавку, купи нам чего-нибудь хорошенького к столу выпить. А мы пока продолжим».

Крепостная быстро собралась и, мелькнув босыми пятками, выбежала на улицу. Она была довольна, что её хозяину сегодня везло и настроение у него было прекрасно.

Прошло четверть часа. Этого времени вполне хватило Парамонову, чтобы удача снова отвернулась от него.

Мало того что он проиграл все, что прежде выиграл, так он уже умудрился проиграть и Настю.

Клот сидел за столом довольный и потягивал из стакана вино.

«— Ну что же, капитан, сегодня явно не твой день. Ну и ладно. Давай завтра составим купчую и через пару дней заберу я твою красавицу. Как раз домой собираюсь. Жене хороший подарочек будет. Да и ещё, мне не нравится её имя Настя. Звать я теперь девку буду…Ну, скажем Трина. Мою любимую собаку так звали, пока не померла».

Девочка стояла и слушала эти разговоры.

«Как же так», — думала она. —Совсем недавно капитан был ласков с ней, заботлив, а теперь вот так просто, без сожаления он прощается со своей малолетней рабыней».

Проиграв в карты Лифляндскому помещику свою 10-летнюю крепостную, дворянин обрек её на страдания
Сестрички увидели собаку и расплакались: им удалось спасти ей жизнь, хотя еще вчера они об этом не знали
Adblock
detector